Новости

21 Январь 2016

Олег Кочетков: из посредников мы стали производителями

JPG.

Примеров, когда из производства уходили в торговлю в России, к сожалению, тысячи. Сейчас такого, как массового явления, уже не наблюдается. Но и в производство в массовом порядке из торговли оттока нет. По этому так радостно и удивительно встретить именно такой случай в Пензе! Да еще в какой отрасли - в станкостроении!

Пензенская компания «Станкомашстрой», начав с поставок и обслуживания зарубежных станков, сегодня планирует стать одним из ведущих отечественных производителей металлообрабатывающего оборудования. Как это получилось, и зачем это было надо? Об этом мы беседовали с генеральным директором компании «Станкомашстрой» Олегом Александровичем Кочетковым.

– Олег Александрович, давайте начнем с того, что станкостроение в Пензенской области и в советские-то годы не было развито…

– Точнее будет сказать, что в нашем регионе его вообще не было. Оно было ориентировано на другие отрасли. ЗиФ делал для собственных нужд токарные автоматы – но ровно столько, сколько требовалось самому заводу, за его пределы они не уходили. Да еще «Старт» производил настольные токарные и настольные фрезерные станки в небольших объемах. Но и этого цеха уже нет долгие годы.

Но дело в том, что в девяностые годы с нашим регионом в этом отношении сравнялась вся страна. Промышленность в целом имела огромные проблемы со сбытом и приходила в упадок. Но если в других отраслях еще могли как-то держаться, то станкостроение сошло практически на нет. Понятно ведь, если потребители твоей продукции - металлообрабатывающие предприятия находятся на грани выживания, то у них нет возможностей обновлять парк, расширять  производство. А значит, станкостроителям вообще делать нечего.

– И как же получилось, что именно в Пензе возникло такое предприятие, как «Станкомашстрой»?

– Ремонтировать станки все равно надо. Именно ремонтом металлообрабатывающего оборудования мы и занялись в 2001 году. А конкретно чрезвычайно востребованного в нашей стране токарного станка 16к20. Их в свое время завод «Красный пролетарий» в Москве до 20 тысяч в год производил. Вот мы и занимались покупкой, ремонтом и продажей этих станков. И в это же время производство в стране начало потихоньку оживать и модернизироваться. Возникла потребность в новом высокотехнологичном оборудовании. Металлообрабатывающие станки - это не бытовая техника, чтобы их поставлять, нужны специфические знания, понимание того, что именно нужно клиенту. Мы этим обладали. И потому занялись поставками станков из-за рубежа отечественным предприятиям, их монтажом и обслуживанием. Обороты, естественно, выросли. Так десять лет назад возникло ООО «Станкомашстрой».

– Ну а производством вы как занялись?

– Собственным производством станков мы занялись с 2010 года. Когда поняли, что возникла потребность все в тех же токарных станках, с ремонта которых мы начинали, но уже модернизированных под современное производство. Вот мы и занялись производством своей модификации этого станка с системой ЧПУ. Изделие стало пользоваться большим спросом. Причем не только в России, но и в некоторых зарубежных странах, ранее имевших дело с продукцией «Красного пролетария».

А два года назад мы начали сотрудничество, изначально в качестве дистрибьюторов, с компанией Samsung. Она занимает лидирующие позиции в разработке и производстве не только смартфонов, но и современных вертикальных обрабатывающих центров. У нас родилась идя организации цеха по сборке таких центров в Пензе. Технологии корейские, сборка местная, при полном контроле качества. Цена в результате получается существенно более низкая.

Первый цех мы открыли в августе. В макете следующего года планируем второй, а в 2017 - третий.

– Что это дает экономике области?

– По механическим станкам мы идем к производительности 1 000 шт. в год. Стоимость одного станка порядка миллиона рублей. По вертикальным обрабатывающим центрам планируем производительность в 100 - 150 штук в год. Их стоимость находится в категории от 3 до 5 миллионов рублей. Таким образом, в 2017 году мы планируем выйти на оборот в 1,5 миллиарда. А это 1,5% промышленного оборота региона, с соответствующими налогами в бюджет.

Кстати, мы договорились с Пензенским чугунолитейным заводом, созданным на базе литейного цеха Пензкомпрессормаша, об отливке станин по нашим чертежам. Развиваясь сами, мы  помогаем развиваться и другим пензенским предприятиям.

– И все-таки, почему вы решили пойти из торговли в производство?

– Ну, мы не вовсе ушли от роли посредника. Мы продолжим поставлять российским клиентам импортное оборудование. Просто потому, что в нем есть потребность, а у нас есть  соответствующие знания и опыт. Но приоритетом, действительно, становится собственное производство. Сейчас перед государством отчетливо встала необходимость импортозамещения в большинстве отраслей. Надо кому-то этим заниматься и в станкостроении. Вот мы и занимаемся.

И потом, нельзя видеть бизнес как средство заработать денег, а потом сесть поделить их и разбежаться. Мы хотим создать что-то весомое, важное для людей, для страны.

Ну и, наконец, это наша профессия, нам это просто интересно!