Новости

29 Декабрь 2016

Как в Пензе успешно реализуется передовая медицинская научная мысль

IMG_6749.JPG

Если говорить о наиболее влиятельных и наукоемких предприятиях, имеющих пензенскую прописку, то в первых рядах, несомненно, окажется группа компаний «Мединж», которая более 20 лет успешно разрабатывает и реализует медицинскую продукцию по всему миру. Уже сегодня более 60% общего количества имплантируемых в России протезов клапанов сердца – доля клапанов «Мединж», которая имеет тенденцию к росту.

В настоящее время ЗАО НПП «МедИнж» представляет сеть компаний, которые создают современную и востребованную медицинскую продукцию, постоянно наращивая технологический потенциал. Об одной из таких ячеек структуры холдинга– компании «Кардиоплант», специализирующейся на производстве медицинских изделий для сердечно-сосудистой хирургии, – мы и поговорим, побеседовав в «Инноваторе» с управляющим компанией Алексеем Александровичем Венедиктовым.

- Алексей Александрович, начну разговор, с очень серьезного вопроса, пусть он и выглядит нарочито просто. Каково это – спасать жизни тысяч людей?

- Эту ответственность я чувствую каждый раз, когда иду на работу. Эту ответственность чувствуем мы все Я бы не сказал, что каждый наш продукт предназначен для спасения человека, но, тем не менее, мы помогаем многим в меру своих возможностей.

- Это большая ответственность и всей вашей команды, и вас лично? Как работается в условиях такой гиперответственности?

- Тут хочу отметить, что наше предприятие работает по системе менеджмента качества, один из принципов которой – полное вовлечение персонала. Каждый раз, когда мой сотрудник прибывает на работу, он не делать медицинские изделия приходит, не убираться в помещении или разрабатывать упаковку, он, прежде всего, приходит помогать больным людям!

Кстати, говоря о реальном опыте, мы, в частности, реально спасли жизнь одной девочки в Нижнем Новгороде. Когда под рукой у хирургов не было вообще никаких изделий, мы только-только презентовали свое, которое и было успешно применено в операции по спасению жизни.

- Расскажите о взаимоотношениях с группой компаний «МедИнж». Какое место занимает именно компания «Кардиоплант» в структуре известного медицинского гиганта?

- МедИнж на сегодняшний день – большой холдинг, объединенный и движимый энергией одного руководства. МедИнж – материнская компания, состоящая из нескольких дочерних компаний, распределенных по направлениям реконструктивной хирургии. Кардиоплант занимается изделиями, которые изготавливаются из тканей животных, и делает их для стоматологии, травматологии, кардиохирургии и т.п.

- Но, судя по названию, основная работа производится в области исследований сердца…

- На самом деле, начинали мы и вправду с изделий для кардиохирургии, но сегодня название не отражает всей той номенклатуры медицинских изделий, которые мы производим. Несмотря на широту охватываемых нашим производством областей медицины, наша концепция осталась неизменной: мы все специалисты в области тканевой инженерии, то есть биологи, врачи, вставшие по другую сторону помощи больным людям и другие. Мы ездим за сырьем на мясокомбинаты, делая из поставляемых тканей разные изделия: это и заменители костей, заменители твердой мозговой оболочки, имплантаты для замещения желудочковой перегородки. Сейчас же из тканей животных мы стали делать биологически искусственные клапаны сердца.

-  Поговорим о вашем биологическом пластическом материале. А что именно в нем инновационного? Какими преимуществами он обладает? Как и за счет каких особенностей ему удается успешно конкурировать с мировыми аналогами?

- По сути, это материал для пластических операций. В обиходе существует мнение, что пластическая операция – это то, что связано с изменением формы носа, лица, еще чего-то, тогда как на самом деле пластическая операция – это операция по замене. Например, замена клапана сердца – это тоже пластическая операция.

Что же касается конкурентов, то отрасль в силу специфичности и наукоемкости все же ограничивает число участников. Однако по каждому продукту существуют свои конкуренты. Например, возьмем такой продукт как «ксеноперикардиальная пластина». Производителей в России этого материала всего три: мы, научный центр сердечно-сосудистой хирургии им. Бахарева (г.Москва) и компания из Кемерово. Но обработка у всех разная, свойства тоже разные, и наши клиенты – специалисты кардиохирурги – выбирают себе тот продукт, который больше подходит под задачи.

- А откуда берется сырье для производства? Тоже инновационные отечественные разработки?

- А в сырье как раз нет ничего инновационного: мы же используем ткани домашних животных, которые к счастью, нетрудно достать на мясокомбинатах или в фермерских хозяйствах.  В частности, сырьем для упомянутой выше ксеноперикардиальной пластины является околосердечная сумка теленка. Инновации же заключаются в технологии обработки.

Но парадокс состоит в том, что значительную часть сырья мы вынуждены приобретать из других регионов. Как выяснилось, местным заводам мы неинтересны, отгружать по нормальной рыночной цене ежемесячно по 50 кг. продукта, который спасает жизни, им банально лень. То, что мы располагаемся возле аэропорта, - очень хорошо: 3 раза в неделю нам привозят ткань самолетами из Москвы. Пенза же, имея под боком мясокомбинаты федерального масштаба, нас игнорирует. Это непонятно, но это есть, к сожалению…

- Ваш подход основан не на моментальной экспансии на рынок уникального товара (грубо говоря, «куй железо пока горячо»), а на стратегии. Это ваша принципиальная позиция или сама отрасль так устроена, что без масштабных исследований серьезными игроками не стать?

- Действительно, в этом и состоит специфика отрасли, а жизненный цикл запуска продукта довольно высок и в среднем составляет 3 года. При этом не все разрабатываемые продукты, что называется, «выстреливают в рынок». Только компании, работающие в рамках мощного холдинга, имеющие инвестиции в период  разработки, способны довести продукт до состояния, готового к продаже в массовый рынок. При этом компания вроде нашей самостоятельно просто не в состоянии потянуть весь цикл работы, от разработки до сбыта, для чего привлекаем на аутсорсинг специализированные компании в рамках нашей же группы «МедИнж».

Кстати, сам Кардиоплант возник всего лишь как площадка для забора сырья для уже упомянутого НИИ им. Бахарева, для их лабораторных исследований. Но НИИ не было создано для массового производства, его цель – наука. Мы же, поняв как это работает и как это можно успешно реализовать, сделали то же самое, что делает Москва, уже самостоятельно. Мы отошли от той технологии, разработали свою, запатентовали ее и стали выпускать свой продукт. Но мы, еще раз подчеркну, не совсем конкуренты.

- У вас сильные позиции в России, видные на мировом рынке. Существует ли у группы компаний «МедИнж» стратегическая цель стать крупнейшей компаний по производству кардиоимплантов в мире? И за счет чего возможен ваш дальнейший потенциал для роста?

- Цели у нас самые амбициозные. В данный момент мы заканчиваем несколько проектов, после которых будем иметь определенную линейку имплантируемых медицинских изделий, которые будут обладать инертными свойствами. То есть мы желаем изготовить активные имплантируемые изделия, которые в России еще никто не делает. Разумеется, тут речь идет о новых технологиях и методах в области молекулярной биологии. Условно говоря, мы приготовили еду. Теперь наша задача сделать к ней соус.

Говоря о стратегических планах, мы бы хотели создать содружество пользователей отечественных имплантатов высокого качества, включающее в себя специалистов со стороны клиник, специалистов со стороны производства, пациентов. И данной ассоциации следует разрабатывать и реализовывать стандарты наивысшего качества. Выходить на зарубежные рынки мы пока не можем в достаточной степени из-за законодательных ограничений к продукции нашего типа.

- Думаю, на вашем предприятии предпочла бы трудиться значительная часть одаренной научной молодежи, ведь всегда существуют амбиции стать частичкой чего-то значимого в мировом масштабе, а реализоваться в науке, увы, у многих талантов не всегда хватает терпения. Подскажите, какие перспективы работы для таких людей есть в вашей компании?

-Ну с кадрами, конечно, проблема, что говорить. Даже мое поколение (Алексею на вид около 30 лет, - прим.ред.) было другим. Сейчас у молодежи, конечно же, есть амбиции, есть желание реализоваться, но тяга к потребительству, на мой взгляд, заглушает живой научный интерес. Хотя дело тут не только в воспитании и засильи информационных технологий: прежде всего молодежи не хватает и классического образования (кафедру микробиологии в Пензе, по словам Алексея Венедиктова, ликвидировали несколько лет назад – прим. ред.). Поэтому приходится много учить и переучивать уже во время приема на работу. А у талантов при таком кадровом голоде перспективы в любом случае есть!